Фондовый рынок - это не экономика

Фондовый рынок это психология, эмоции, выдержка, баланс, терпение, интуиция и самое главное настроение и ожидания.

В начале падает график, потом экономика и наоборот, в начале растет график и только потом экономика. В период кризиса 2008-2009 видно, что рынок опережает экономику: 2008 -ВВП еще не упал, а индекс рухнул, 2009 – экономика не восстановилась, а рынок взлетел.
2015 год: ВВП растет на 4%, а рынок падает на 1%.
Вот картинка как пример:

Столбцы отмечают доходность фондового рынка, а линия с ромбиками рост ВВП с 1970 по 2012 годы.

Дело в том, что фондовый рынок реагирует на события моментально. Все опасения и последствия для экономики, сразу же отражаются на графиках, сама экономика следует как бы за этими графиками с опозданием.

Акции предвосхищают будущее развитие событий, а не зацикливаются на текущих событиях. Ни статистика занятости, ни рост ВВП напрямую не влияют на цены акций. Вместо этого основными факторами являются 2 набора ожиданий: будущие доходы и будущие процентные ставки.

Что в этом году?
Безработица в настоящее время намного выше вершины 1982 года, хотя официальные цифры ниже. При отрицательном значении 4,8% падение ВВП в 1 квартале оказалось глубже, чем в 1982 году. Во 2 квартале падение ВВП прогнозируется на уровне 30%.

Однако, несмотря на ухудшение новостей, акции росли сильными темпами. Когда цены на акции начали расти в конце марта, консенсус-прогноз ВВП 2 квартала составлял 18%. С тех пор цены на акции неуклонно росли, в то время как прогнозы ВВП неуклонно снижались.

S&P 500 восстановился настолько сильно, что его годовые потери составляют сейчас примерно 12%
Поскольку на крупные компании приходится около 80% капитализации американского фондового рынка, их показатели отражают настрой большинства инвесторов. И этот настрой был благоприятным по сравнению с ужасными показателями экономики в целом. Два дополнительных фактора ослабили и без того слабую связь между фондой и экономикой. Один из них - растущее расхождение между компаниями. Другое - агрессивное вмешательство правительства и ФРС.
В то время как большинство предприятий в лучшем случае пытаются барахтаться на плаву, некоторые получают выгоду от ситуации.

Этот факт отражается не только в разрыве в показателях деятельности крупных и малых компаний, но и в разрыве в судьбах между около-государственными и частными компаниями. Поскольку около-государственные компании работают на национальном (или на международном) уровне они, как правило, обладают бОльшими возможностями и следовательно, способны конкурировать в условиях социального дистанцирования. Малые же предприятия, напротив от этого сильно страдают.

То, что миллионы рабочих были "уволены" предприятиями или фирмами в пострадавших отраслях, таких как авиакомпании и гостиницы - относительно несущественно для лидеров фондового рынка. До тех пор, пока увольнения не приведут к волнообразному эффекту, когда более широкие экономические проблемы повлияют на их доходы, их акции вполне могут расти и тянуть рынок вверх, даже если другие мелкие компании будут падать.

ФРС и конгресс через законопроект CARES залили деньгами экономику, прямая раздача денег населению, низкие ставки, прямая помощь компаниям, выкуп ценных бумаг т.д. Такие действия помогли сохранить покупательскую способность. Кроме того, они поощряют инвесторов в акции, демонстрируя, что будут тратить деньга на то, что, по их мнению, необходимо для поддержания "нормальности" на фондовом рынке.

Государственное вмешательство - это обновленная версия статуса ФРС: идея в том, что ФРС всегда может поддерживать цены на акции, когда это необходимо, путем сокращения краткосрочных процентных ставок. Эти ставки сейчас равны 0, но ФРС может продолжать свою политику путем покупки облигаций на открытом рынке и наводнения банков ликвидностью и конгресс может принять новые законопроекты о стимулировании. Слова президента ФРС "Процентные ставки будут оставаться низкими, вероятно, в течение многих лет, а не месяцев."